Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

роялистско-лактационное

[опыт реконструкции реальности по изображениям]



Эти два снимка сделаны в 1930 году в еврейской детской поликлинике в Черновцах. Фотографии очевидно и неуклюже постановочные и, вероятно, предназначались для зарубежных доноров или потенциальных доноров ОЗЕ, которая финансировала клинику. То ли клинике нужны были фотографии и для какой-то внутрирумынской отчетности, то ли они испугались, что румынские власти увидят снимки и останутся недовольны, но между первым и вторым кадром, среди прочих изменений мизансцены, фотография голого младенца, висевшая на стене между плакатом и навесным шкафчиком оказалась замененной на фотографию одетого монарха Кароля II. Замена, скажем прямо, оказалась не очень удачной. Во-первых, король выглядит неприлично маленьким рядом с большим санпросветовским плакатом (на плакате с текстом на идише о преимуществах грудного вскармливания эклектичная ар-нуво/ар-деко женщина кормит ребенка грудью, отвергая хорошо знакомым советским людям плакатным жестом упаковку с коровьим молоком). Во-вторых, король с фотографии прямо и пристально смотрит в точности на эту самую грудь, к которой пристроился кормящийся ребенок. Уместность такого расположения предметов наглядной агитации сомнительна в любых обстоятельствах, но в том конкретном месте и времени этот антураж не мог не вызывать стойких крамольных ассоциаций.

Дело в том, что Кароль II, правнук Александра II, королевы Виктории и еще дюжины европейских монархов, прапраправнук Франца II, последнего императора Священной Римской империи, и т.д., и т.п., был неравнодушен к женщинам. И, хотя в этом он был не уникален, в отличие от многих других он был готов подкреплять свое неравнодушие радикальными шагами. За пять лет до описываемых событий он развелся с женой и отказался от трона, ради возможности жить со своей любовницей, Еленой Лупеску. Лупеску, дочь крещеных евреев, была женщиной неординарной и, среди прочих достоинств, обладала умеренно пышными формами. Злые языки утверждали, что в глазах Кароля это было одним из преимуществ по сравнению с гораздо более изящной (и, кстати, очень симпатичной) принцессой Еленой (да-да, обеих женщин звали Еленами - очень удобно). В 1930 году, незадолго до нашей фотосессии, в результате государственного переворота Кароль II вернулся к исполнению королевских обязанностей, и вот, фотография, на которой король не отрывает взгляда от груди еврейской женщины, воспринимается как прямой политический комментарий (вдобавок ко всему, женщина на плакате в чем то похожа на Елену Лупеску). К счастью, сигуранца в то время была, видимо, занята другими делами и никто из участников фотосъемки не пострадал.

Врач в центре первой фотографии - легендарный черновицкий педиатр Мендель Визенталь. Коротенькое произведение Игоря Померанцева о коллегах Менделя Визенталя, черновицких детских врачах, можно прочитать здесь.

thinking in tongues

В опубликованной на прошлой неделе статье чикагского психолога Боаза Кейсара элегантно и убедительно показано, что в ситуациях с рискованными и неочевидными альтернативами, выбор часто определяется тем, на каком языке - родном или иностранном - проблема была сформулирована. В статье описаны три эксперимента, первый из которых основан на знаменитой проблеме "Азиатской болезни" Канемана и Тверского, послужившей замечательной иллюстрацией к их теории перспектив. Кейсар и его соавторы подняли ставки, увеличив число потенциальных жертв на три порядка. В их версии проблема звучит так: Collapse )

Йом ха-Шоа: Письма из Бердичева, лето 1941 года (2)

О том, что произошло в Бердичеве после последнего письма Моисея Рейнсдорфа дочери от 1 июля 1941 года, мы знаем из другого письма, письма матери сыну. Это письмо Анны Штрум, героини романа Гроссмана "Жизнь и судьба". Художественный текст Гроссмана полностью основан на документах и свидетельствах очевидцев, и, хотя он широко известен и легко доступен, мне кажется уместным воспроизвести его сегодня здесь.

Collapse )